Моё маленькое сердце рвётся на части от боли.
«Мама, я чувствую каменный страх».
Нить смерти в красной от жизни крови.
Начало конца в твоих тёплых руках.

Я знаю — не станет меня очень скоро.
Агонией вспыхнет последний момент.
Я слышу работу электроприбора.
Решений, последствий блуда, инструмент.

Ты скажешь мне в этот раз: «Что такое?»
Кто дал тебе право на глупые речи?
В тебе нет любви. Что будет с тобою?
Тебя ждёт огня бесконечная вечность.

Я слушаю хруст своих детских костей.
Я так хотел жить. Но, сегодня я мёртвый.
Я плод твоей похоти, бурных страстей.
Я не человек. Я причина аборта.

Ещё один ребёнок не родившийся на свет.
Большое «ДА» для смерти. Моей для жизни — «НЕТ».
Я колючий холодок в подсознании врача.
Завязанный узел, людьми разрубленный с плеча.

Пусть же будет вам спокойно и легко, отец и мать.
Не понимая жизнь продолжать, существовать.
Всё равно я вас люблю. Очень. Сильнее всех.
Даже если вы забыли что убийство это грех.

Я видел во сне тебя и меня;
И мир безграничных мерцающих красок.
Но здесь, хирургической лампы, заря.
И острые взгляды врачей в белых масках.

Системы, объёмы — наркозом объяты, убиты.
Открыта точка не возврата.
Зажимы сжаты, красная вата смята.
Разбиты, распяты, дыхания караты.

Системы, объёмы — наркозом объяты, убиты.
Открыта точка не возврата.
Зажимы сжаты, красная вата смята.
Разбиты, распяты, дыхания караты.

Системы, объёмы — наркозом объяты, убиты.
Открыта точка не возврата.
Зажимы сжаты, красная вата смята.
Разбиты, распяты, дыхания караты.

Ещё один ребёнок не родившийся на свет.
Большое «ДА» для смерти. Моей для жизни — «НЕТ».
Я колючий холодок в подсознании врача.
Завязанный узел, людьми разрубленный с плеча.

Пусть же будет вам спокойно и легко, отец и мать.
Не понимая жизнь продолжать, существовать.
Всё равно я вас люблю. Очень. Сильнее всех.
Даже если вы забыли что убийство это грех.

Ты не будешь считать его дни и года.
Время радости складывать в памяти сумку.
Не рассмеёшься уже никогда
Над его неумелым, смешным рисунком.

К груди его никогда не прижмёшь.
Целовать его руки никогда не будешь.
Его чистые чувства к тебе не поймёшь.
Он уснул навсегда и его не разбудишь.

Всё кончилось быстро, движеньем капкана.
И стрелки уносят мгновения боли.
Но время не вылечит чёрную рану
О тени греха выступающей соли.

Я буду кричать и никто не услышит.
Но ты всё прочувствуешь с тем что в тебе.
Моя хрупкая жизнь в твоей жизни дышит.
Только ты мама можешь дать её мне.

Ещё один ребёнок не родившийся на свет.
Большое «ДА» для смерти. Моей для жизни — «НЕТ».
Я колючий холодок в подсознании врача.
Завязанный узел, людьми разрубленный с плеча.

Пусть же будет вам спокойно и легко, отец и мать.
Не понимая жизнь продолжать, существовать.
Всё равно я вас люблю. Очень. Сильнее всех.
Даже если вы забыли что убийство это грех.

Ещё один ребёнок не родившийся на свет.
Большое «ДА» для смерти. Моей для жизни — «НЕТ».
Я колючий холодок в подсознании врача.
Завязанный узел, людьми разрубленный с плеча.

Пусть же будет вам спокойно и легко, отец и мать.
Не понимая жизнь продолжать, существовать.
Всё равно я вас люблю. Очень. Сильнее всех.
Даже если вы забыли что убийство это грех.

За каждый свой шаг человек даст ответ;
Падать в ад или в яркое небо взлететь.
Кровавый закат или золотой рассвет.
Существует два пути — Жить или Умереть.